Долгосрочные последствия женского психологического террора.

Одним из наиболее часто тиражируемых феминистками, да и практически всеми обитательницами матриархальных социумов, мифов, является миф о семейном насилии мужей над глубоко несчастными беззащитными женами. И миф этот, в отличие от прочего пропагандистского бреда, является правдой, но с точностью до наоборот. Семейное насилие действительно имеет место быть, и масштабы его настолько же чудовищны и повсеместны, насколько — и чуть более, чем полностью — замалчиваются всеми официальными ами информации, в первую очередь — СМИ. Потому что при матриархате о женщинах дозволено говорить, как о мертвых — либо хорошо, либо никак. На самом же деле — практически во всех так называемых семьях психологическое насилие женщин над мужчинами творится разнузданно, в принципе безнаказанно, и активно приветствуется и всячески поощряется так называемым государством как посредством так называемых законов, так и полным отсутствием какой либо системы или центров специализированной помощи и защиты для мужчин, страдающих от психологического, а зачастую — и от физического насилия в своих семьях.

Поскольку, за реально редчайшими исключениями, при матриархате в семьях неизменно доминируют женщины, таковые успешно осуществляют контроль над мужчинами путем различных методов психологического насилия — скандалов, пилежа, капризов, хамства, истерик, угроз, контроля, бытовой проституции, разнообразнейших манипуляций, провокаций и выедания мозга — создания совершенно невыносимой для мужчины психологически-эмоциональной семейной атмосферы. Здесь, по аналогии с основными государственными системами, можно выделить три типа семейного психологического уклада, в зависимости от особенностей, интенсивности и патогенности методов насилия, применяемых конкретной женщиной в конкретной семье — режим, диктатуру и террор.
Что именно, и как именно будет вытворять данная конкретная самка — является очень индивидуальным и вариабельным комплексом многочисленных факторов-составляющих, каждый из которых, в свою очередь — еще более комплексный синдром — ее воспитанием, общим здоровьем, образованием, системой ценностей и морали (в женском эквиваленте этих понятий), и, что имеет ключевое значение — психическим здоровьем и внутренней (психической) энергетикой.
Режим — баба, ясное дело, доминирует и полностью контролирует все ресурсы и финансы, но, баба по всем параметрам относительно вменяемая, и, как рачительный хозяин, не только живет сама, но, и, по мере необходимости, дает жить мужу или прочим родственным ОМП. То есть — рабочий скот — мужчин в таких семьях гнобят дозированно и в меру, по необходимости. Мужчины, соответственно, живут относительно долго и могут, если повезет, даже дожить до средней по Рашке продолжительности — 60 и более лет. Таких семей, живущих, пусть, в безусловно, уродском, но все-же — гомеостазе — не берусь уточнять — насколько подавляющее, но большинство. Дети, выходцы из подобных, условно терпимых условий — копии матерей и отцов — стандартные среднестатистические баборабы и СДС-потребляди. Все, как у людей.
Диктатура — промежуточный вариант между режимом и террором — самка обладает уровнем внутренней энергетики выше среднестатистического, и у нее уже могут быть те или иные психические отклонения — родню тиранит гораздо жестче, с неадекватной требованиям интенсивностью, зачастую без причины, в поведении появляются элементы самодурства. Судьбы, здоровье, количество и характер проблем, продолжительность жизни мужчин и детей в таких семьях — вариабельны — как повезет, и по сумме индивидуальных составляющих.
Таких семей меньше, чем режимных, но достаточно много — думаю, не менее 5-10%.
Террор или тирания — собственно, именно об этом, в полной мере грустном, случае, и хотелось бы акцентировать внимание, поскольку информацией владею полностью, на собственной шкуре, и вырос я даже не в эмоциональной помойке, а на дне самого страшного психологического ада. Самка-тиран, или самка-чудовище, получается, думаю, при прискорбном совпадении двух основных факторов — очень высокого уровня внутренней энергетики, накладывающегося на определенные формы психических заболеваний — шизофрению, истерию, психопатию и т.д. (В психиатрии я не специалист, поэтому привожу общепринятые термины).

Наиболее яркий художественный образ такого больного чудовища (далее — БЧ), полностью основанный на реальных событиях, можно найти в достаточно известной книге Павла Санаева Похороните меня за плинтусом. Книга, кстати, настоятельно рекомендуется к прочтению всем, желающим вляпаться в так называемый официальный брак. БЧ — ом террора — чаще всего является мать, но, видимо, нередко, как и у меня лично, и у П.Санаева, может быть и бабка. Собственно, тема конкретики того запредельного кошмара, в котором я рос , прекрасно раскрыта в книге. Более того — даже мелкие детали и тонкие нюансы поведения наших БЧ-их совпадали с удивительной снайперской точностью. У меня, правда, осталось впечатление, что моя бабка была раз в несколько пострашнее санаевской, но здесь утверждать не берусь… По поводу частоты встречаемости подобных баб-БЧ скажу вот что — до знакомства с книгой Павла Санаева у меня было стойкое впечатление, что мой случай уникален и сугубо индивидуален, и что хуже — или даже близко к этому — просто не бывает и не может быть по определению! Однако, среди нескольких сотен комментариев — книга никого не оставляет равнодушным! — достаточно многие читатели сообщали, что их матери или бабки ни в чем не уступали или даже превосходили описанное БЧ. Судя по всему — явление отнюдь не редкое. Вот именно о самках-БЧ, создаваемом ими психологическом терроре и его последствиях на судьбы потомков и родственников БЧ и хотелось бы поговорить подробнее. В первую очередь потому, что БЧ, по сути своей, является апогеем, логическим финалом деградации матриархальной говносамки и все последствия, эффекты и результаты жизнедеятельности этого существа ярко, явно, без маскировки и возможности компенсации, за очень короткий период времени иллюстрируют на судьбах нескольких конктрентных поколений все циклы существования и исчезновения штыковых насильственно структурированных матриархальных социумов.

В литературе есть и еще одна книга, весьма по теме — автобиография Екатерины Шпиллер, дочери известной советской писательницы Галины Щербаковой — книга Мама, не читай!.

Попытаюсь коротко и общими словами сформулировать — чем именно создаваемый БЧ психологический террор отличается от техники доминирования среднестатистической говносамки. Напоминаю, главные здесь два момента — тварь психически больна, и, по тем или иным причинам, у твари зашкаливающе высокая энергетика — в процессе перманентного террора, или частых вспышек такового, она не устает, не останавливается, не знает и не чувствует даже намека на меру или пощаду. Пытаться противостоять БЧ или как-либо защититься от нее нормальному человеку в принципе невозможно. Моя бабка, например, будучи в возрасте хорошо за 60 и за 70 лет, могла проводить жуткие истерики визгом в течение нескольких часов — легко и не уставая.
Если средняя говносамка при доминировании иногда знает некоторую условную меру и грань, за которую при осуществлении психологической агрессии, она обычно не заходит, то для БЧ никаких пределов нет — в ход идут любые максимально грязные, жестокие и подлые способы наненесения максимально возможной боли своим близким, которые приходят в ее больную голову. Способов этих достаточно много, и они подробно описаны Олегом Новоселовым в Учебнике. Конкретно моя бабка, в рабочем режиме, на протяжении 20 лет много раз в день повторяла, что я (как и мои мама и папа) — полное говно, и без нее — сгнию. Поскольку она знала, что я боюсь насмешек окружающих, во время истерик она старалась открыть дверь на лестницу — чтобы соседи слышали, какое я говно. Визжала, кстати, она громко… В периоды приступов особой ненависти ко мне, каковые были длительны и регулярны, всем своим подругам — другим бабкам, с которыми мое БЧ круглосуточно общалось по телефону, она рассказывала про меня, в моем же присутствии, массу интереснейших вещей и характеристик…
Еще один момент, который кажется мне ключевым — если для стандартной матриархальной говносамки процесс психологического насилия, как правило, не является самоцелью, а лишь орудием для захвата, изъятия и полного контроля материальных и прочих ресурсов, а так-же для увеличения интенсивности их выработки — то для БЧ основной, или, как минимум — второй основной целью психологического террора является сам террор, как таковой. То есть, если средняя доминирующая говнобаба периодически бывает в мирном состоянии психики и не издевается над близкими непрерывно, то БЧ, безусловно, является типичным садистом, удовлетворяющем свои патологичные наклонности на муже, детях, внуках.

Судьба мужчины, женившегося на БЧ, ужасна, и еще многократно более ужасна судьба детей БЧ. Мужья, как правило, долго не живут, хотя и в моем случае, и у П.Санаева, были определенные исключения. Дед П.Санаева — известный актер театра и кино Всеволод Санаев умер в возрасте 84 лет — челу сильно повезло, видимо, здоровье от природы было слоновье. Да и эта самая жена-БЧ, склеила ласты раньше, чем успела довести его до смерти. Мой дед умер в 64 года, умер от инфаркта, мгновенно — классически.
Дети БЧ, постоянно находящиеся в зоне террора, неизбежно получают клубок тяжелейших психологических и психосоматических проблем и заболеваний. БЧ с гарантией ломает детям становление правильной самооценки, самоидентификации, уважения к себе, собственного достоинства. В первую очередь, дети БЧ получают стойкую тяжелую, или очень тяжелую, депрессию, часто на всю жизнь, и очень тяжело поддающуюся лечению. Про депрессию — очень хорошо и подробно — у Екатерины Шпиллер.
Еще одной титанической проблемой — и вот именно здесь я огреб по полной — является социализация детей БЧ в разных социумах и коллективах. Детей БЧ — со сломанной психикой, порушенной энергетикой, убитой самооценкой, уязвимых для троллинга — здоровые быдланские дети вычисляют мгновенно и издеваются беспощадно. То есть деваться детям БЧ некуда — дома у них личный монстр — БЧ, в школе — бодрая толпа радостных малолетних извергов… Обычно в школах дети БЧ — классические омеги, читайте Лурк — Школьная иерархия. Некоторых там же и убивают или они совершают самоубийства.
Далее — БЧ с гарантией ломает и перекрывает детям энергетическе каналы, что усиливает депрессию и приводит к синдрому хронической усталости и отсутствию желаний и мотиваций. Не буду обобщать, но по себе и по моей маме знаю — люди, многие годы бывшие объектами террора БЧ, после освобождения от таковой, уже мало что хотят или могут делать, или к чему-то стремиться — они хотят только полной изоляции и покоя.
Далее — жертвы террора БЧ получают не только комплекс психологических и социальных проблем, но и реальные соматические и психосоматические заболевания — фобии, неврозы, психозы, очень слабый имунитет, а в длительной перспективе — и все возможное болезни всех органов и систем тела — вплоть до рака.

До этого момента я говорил о детях непосредственно БЧ. Что касается внуков, в частности меня, и П.Санаева — то здесь все еще в разы хуже. У детей, в данном случае — дочерей БЧ — свои дети уже рождаются заведомо больными и слабыми. Тут и я, и П.Санаев — классика, родились уже с букетами, жаль — не цветов… Далее, если бабка БЧ отнимает ребенка у матери и начинает калечить его сама — это для уже слабого и больного ребенка переход на второй круг ада. Если своих детей БЧ — убивает, то внуков — добивает.

И дети, и внуки БЧ, если им вообще удается остаться в живых — как правило, тяжело больные люди, часто инвалиды, с огромными социально-психологическими проблемами, часто одинокие, с хроническими депрессиями, усталостью, отсутствием желаний и мотиваций.

Подведу некоторые итоги, которые видятся мне правильными. Если гипотетический мужчина — лидер и глава мифической патриархальной семьи — своей жизнью и своим делом способствовал наилучшему воспитанию и выживанию детей и внуков, поскольку мужчина видит в детях продолжение себя, свою заявку на бессмертие, то напротив — результатом деятельности доминирущей матриархальной говносамки и проводимого ею насилия является более или менее быстрое вымирание и/или обыдление ее потомства. Если семью захватывает БЧ — ее потомки, как правило, вымирают за одно-два поколения. Что собственно,и является результатом существования и террора БЧ. В более мягких случаях проводимого говносамками психологического насилия — режимах и диктатурах — потомство вымирает медленнее и возможны случаи самовосстановления, но общая тенденция та-же самая.

Поскольку мы — не феминиЗдки, и не врем ни себе, ни другим, отвечу на предполагаемый вопрос — бывают ли мужчины БЧ — семейные тираны. Бывают, но очень редко — в порядки реже, чем аналогичные самки. Вообще, сильно больных на голову людей вокруг много. А когда психопат берет власть — хоть в семье, хоть в стране — от этого радости мало…

Главное сказал. Литература по теме упомянута в тексте.

Спасибо за внимание.
С уважением. Михаил.

Комментарии к записи Долгосрочные последствия женского психологического террора. отключены